Была коробка — теперь дворец, или кое-что о лепном декоре

09.10.2012

Была коробка -- теперь дворец, или кое-что о лепном декореНекоторые сомневаются, допустимы ли на здании иные детали, кроме полезных или, по крайней мере, кажущихся таковыми. Но поскольку зодчество является не только полезным, но и изящным искусством, я не вижу доводов против украшений, радующих взор, безотносительно к их полезности. Это допускается в поэзии, живописи и садоводстве, отчего же не в зодчестве, как в одном из изящных искусств? В этом деле недопустимо лишь одно — отсутствие художественного такта». (Генри Хоум. «Основание критики» английский философ, эстет XVIII ст.)

Период суровой необходимости сегодня закономерно сменился радостями излишеств. Наш взгляд, истосковавшийся среди эстетики «хрущоб», теперь с удовольствием задерживается на гипсовых виноградных гроздьях, полистироловых пилястрах, пенополиуретановых маскаронах и престижных бронзовых элементах фасадного декора.


В архитектуру возвращаются исторические стилизации: на стены — лепнина, на страницы специальных изданий — все те же споры о странностях современной эклектики с ее «перебором» в деталях. И если разобраться, классическая колонна из современного пенополиуретана может выглядеть не менее выразительно, чем мраморная. Главное, использовать лепной декор, как говорится, грамотно и со вкусом.


«Я принял Рим кирпичным. Оставляю его мраморным».


(Император Август)


Известно, что самое незамысловатое строение можно неузнаваемо преобразить с помощью фасадных украшений. Первыми в истории архитектуры, кто осознал широкие возможности лепного декора, были римляне.


Более того, метод «аппликации» являлся для архитектуры Древнего Рима универсальным принципом технологии, художественной практики и эстетического мышления. Уже крыша и колонны Капитолийского храма, датируемого, по традиции, 509 годом до н.э., были из дерева, обшитого терракотовыми пластинами, а целла (святилище) и цоколь — облицованы камнем.


Многоцветные стукковые покрытия украшали в Помпеях все элементы здания — стены, пилястры, своды. С начала империи в этой функции распространяется также и мрамор.


Ступени, на которых рассаживались зрители в огромном театре в Помпеях, были построены во ІІ веке до н.э. из туфа; в начале нашей эры театр неузнаваемо обновили — практически это выразилось в том, что туф обложили мрамором. Кроме стукка и мрамора, использовалась терракота — даже в небогатых помпейских жилищах ею отделывали фасад и отверстие в крыше для стока дождевой воды (т.н. комплювиум).

Роль декоративных покрытий становится очевидной в связи с главной, имеющей всемирно-историческое значение особенностью римской архитектуры — с массовым использованием в ней бетона. Как известно, римляне первыми стали применять эту смесь извести, особого «путооланского» песка и заполнителя не в качестве связующего раствора, а в качестве самостоятельного строительного материала: заполняя пустое пространство между двумя стенками из кирпича или тесаного камня, он вскоре соединялся с ними в монолит несокрушимой прочности.


Таким образом, самим существом этого строительного метода предполагалась и декоративная облицовка, поскольку стены, внутренней стороной сливаясь с раствором, внешней — были обращены в помещение или на улицу и требовали некоторого эстетического оформления. Нужно вспомнить весь размах строительства в Римской империи, все бесчисленные города, раскинувшиеся на ее территории от Пальмиры до Мериды и от Британии до Сахары.


Вспомнить, что строительство в них велось в основном «на бетоне» и неизбежно предполагало накладной декор, дабы представить себе весь масштаб и историческое значение этого метода. В дизайнерском смысле он был универсальным, ибо как тонко заметил римский философ Сенека: «Выбирать можно только между лишними вещами».


Докажи, пилястра, свою уместность


Секрет правильного пользования декора достаточно прост: нельзя забывать, что все его элементы формировались как составляющие конструкции и выполняли определенную функцию, которая со временем уступила место эстетике. Детали декора на протяжении многих столетий художественно осмыслялись, формы шлифовались, пропорции совершенствовались.


Постепенно они стали служить больше искусству, чем конструкции. Любопытно в этой связи обратиться снова к Генри Хоуму, тонкому знатоку законов гармонии: «Предмет, предназначенный только для украшения здания, может быть любой формы и из любого материала, какой подскажет фантазия; если он нравится зрителю, цель художника достигнута».


Статуи, вазы, резьба по камню в виде барельефов и горельефов, являются прекрасными украшениями, которые нравятся во всех просвещенных странах. Единственная трудность состоит в том, чтобы разместить эти украшения с наилучшим эффектом.


Хорошая статуя представляет собой произведение искусства, и мы естественно хотим, чтобы она была видима со всех сторон и с различных расстояний; поэтому скульптурные фигуры хорошо расставить вдоль главной лестницы, ведущей к зданию или в промежутках между колоннами. Но нише на фасаде для этого не годятся; а статуи, помещенные на кровле или наверху стены, всегда пугают, ибо кажется, что они готовы оттуда свалиться.


Неудачна и мысль украшать фасады рядами ваз в нишах — это, значит, помещать предметы, по-видимому, на что-то пригодные, там, где от них не может быть пользы. Иногда ради симметрии делают ложные окна; в таких случаях обман следует тщательно скрыть; если он заметен, то и отсутствие симметрии становится особенно заметно, напоминая, что здесь должны быть настоящие окна, если бы это позволяло внутреннее устройство дома.


Другим подобным украшением является пилястра; она должна казаться опорой; поэтому большой ошибкой было бы делать ее слишком плоской, чтобы не терять видимость опоры. Вообще, для зданий любого рода существует одно правило, продиктованное полезностью: они должны быть прочны и устойчивы.


Красота диктует второе правило: чтобы они именно такими и казались; ибо все неустойчивое на вид и грозящее упасть вызывает у зрителя тягостное чувство страха вместо сладостной эмоции, рождаемой красотой. Поэтому зодчий, прежде всего, должен заботиться, чтобы каждая часть его зданий выглядела прочно поддерживаемой».

Действительно, в увлечении чистым украшательством таится скрытая опасность. Использование декора без учета функции приводит к тому, что его элементы выглядят неубедительно и мало эстетично.


Например, колонна — прекрасная деталь, которую совсем необязательно делать, как прежде, несущей. Однако если не создать иллюзию, будто на нее опирается вся конструкция, она будет казаться лишней. Создать гармонично целое можно лишь аргументируя применение каждой декоративной детали.

Элементы украшения во многом определяют и технику отделки фасадов. Например, лепнина «органичнее» выглядит на оштукатуренных стенах; керамические и каменные фрагменты лучше всего сочетаются с каменной облицовкой, а деревянные — с брусом или бревном.

Фасады, украшенные лепным декором, обычно покрывают краской, причем цвет стен должен сочетаться с цветом деталей. Классические пары в этом случае — желтый и белый или серый и белый. Вид краски подбирается под состав штукатурки: для известковой подходят краски минерального происхождения; цементная же основа предполагает использование акриловых красителей.


И вспенятся фасады кружевами


Стоимость декорированного фасада зависит от цены материалов, сложности рисунка, количества элементов, объемов резьбы. Поэтому есть смысл ознакомиться с предложением рынка на сегодняшний день. Итак:


Характер монтажа гипсовых элементов зависит от их размеров и веса: на живой шпаклевке, жидком гипсе или на саморезах. В области гипсового декора давно и успешно работают такие киевские фирмы как ДОКА и КИЇВМІСЬКБУДМАТЕРІАЛИ.


Вместо заключения


Когда Нерон построил свой Золотой дворец, то Сенека сказал ему: «Ты показал себя бедняком: ведь если ты потеряешь этот дворец, то другого такого уже не приобретешь». Прошли тысячелетия, а наше эстетическое пристрастие к декоративному украшению фасадов, как видим, изменилось мало.


Изменились материалы для изготовления лепного декора — стали доступными, легкими и удобными в монтаже. И кто сегодня скажет, что домовладелец, украсивший свой дом «кружевным» нарядом, показывает себя бедняком? Все доступно, восстановимо и обеспечивает осуществление любых архитектурных фантазий. И даже в стиле «aureus»…


Алла Бычкова